Основные сведения о тофаларах

Основные сведения о тофаларах

Численность в РФ - 762 чел. (перепись 2010 года).
Язык – тофаларский.
Религия – шаманизм, тотемизм, анимизм, православие.

Численность и расселение.

Тофалары  - малочисленный народ Севера России, живут на северных склонах Восточного Саяна. Их численность по данным переписи в 2010 году составляла 762 человека. Они населяют горно-таёжную территорию в бассейнах рек Уда, Бирюса, Кан, Гутара, Ия и др. Сегодня тофалары живут в основном в трёх организованных советской властью в 20-30-х годах ХХ века поселках: Алыгджер, Нерха и Верхняя Гутара, куда тофалары были принудительно переведены на оседлость и поселены вместе с русскоязычными переселенцами. Села эти расположены в самом сердце Тофаларии на территории Нижнеудинского района Иркутской области. Добраться туда возможно только на вертолете и связаться только по рации.

Примечательно, что, начиная с конца XVII века (с начала появления ведомостей о сборе и распределении ясака) и по 1925 год (до начала кардинальных изменений в жизни тофов), их численность практически не менялась и колебалась в пределах 400-500 человек. Такая малая численность отдельного народа удивительна. Ни в летописях, ни в архивных данных  нет указаний на какую-либо массовую гибель. По-видимому, русские, придя в Присаянье, уже застали этот народ в состоянии, близком к современному, и  уменьшение  их численности произошло задолго до покорения Сибири. 

Происхождение названия «Тофалары»

"Тофалары" – относительно новое название, которое они взяли себе в советский период (с 30-х годов ХХ века), от самоназвания “тофа” (тофа - человек), по-тофаларски - тоъфа. До 30-х годов ХХ века были известны под другим, тотемическим именем – “карагасы”. Исследователи полагают, что к приходу первых казаков в долину реки Уды в этих местах кочевало племя с тотемическим названием  "карагасы" или "Черные гуси", когда-то так назывался один из родов, а позднее это имя распространилось на все племя.

Но с советских времен название "карагасы", тофы стали считать обидным. Очевидно, представители советской власти убедили карагасов, что человек не может называться "звериным" именем. Территория (ранее Карагасия), где они проживали и проживают, с 1934 г. получила официальное название -Тофалария.

Хозяйственный уклад

Имея в основе хозяйственной деятельности охоту и оленеводство, тофалары вели кочевой или полукочевой образ жизни. До конца 20-х годов нашего века тофалары еще кочевали по Саянской горной тайге, в процессе своего исторического развития создали уникальную материальную и духовную культуру, хорошо отражавшую эту их хозяйственную деятельность и позволившую им максимально приспособиться к суровой таежной кочевой  жизни. Основу традиционного хозяйства тофалар составлял охотничий промысел (белка, соболь, выдра, бобр, лисица, лось, марал, косуля и др.), сочетавшийся с оленеводством. Оленеводство и охота – исконные занятия тофаларов. Они прекрасные следопыты. Умение читать книгу тайги передавалось из поколения в поколение.

Однако советский период оставил неизгладимый след в судьбе народа, лишив тофов их исконного хозяйства и образа жизни. С 1930 года, они попадают под влияние государственных экономических процессов и проектов новой власти, которые в первую очередь значительно повлияли на прежние формы хозяйства и самобытную культуру. До этого карагасам удавалось сохранять созданную культуру и кочевую форму хозяйственной деятельности.

В годы советской власти в жизни тофаларов  произошел коренной перелом. Именно при ней они оставили кочевой образ жизни и перешли на оседлость, из кочевников-оленеводов с индивидуальным хозяйством они превратились в членов колхозов и трудовых коллективов. С первых лет советской власти, а она пришла к ним в начале 20-х гг., тофы стали приобщаться к социалистической культуре. У них произошли принципиальные изменения в формах ведения хозяйства. Участвуя как члены колхозов в ведении коллективного хозяйства, они освоили новые для них виды труда: огородничество, разведение коров и свиней, сенокошение, деревенский способ заготовки дров. Впоследствии освоили технику: лодочные моторы, мотоциклы, тракторы и автомашины, освоили промышленную заготовку леса, его обработку на пилорамах, научились изготавливать на месте и обжигать кирпич, жечь известь, плотничать, класть печи, штукатурить и белить дома.

В то же время тофалары сохраняли традиционную индивидуальную хозяйственную деятельность в области таежных промыслов: охоты, рыболовства, добычи кедровых орехов, а также сохранили навыки в ведении оленеводства.

В результате сильной атеистической пропаганды 1930-х годов постепенно отошли от шаманизма. Приобщившись к новой для них оседлой  культуре, в том числе и в бытовой сфере, они в то же время утратили многие черты своей традиционной бытовой и духовной культуры, обслуживавшей старую кочевую жизнь. От национальной традиционной культуры у них остались лишь навыки оленеводства и табунного коневодства, навыки таежных промыслов и их язык, который все больше стал вытесняться из обихода русским языком. Фактически ушли в прошлое национальная одежда и пища, чум как традиционное жилище, потому что даже в тайге и в оленьих стадах перестали ставить чумы, заменив их избушками, стали носить в будни и в праздники покупную готовую одежду, готовить из покупных продуктов. Стали совершать бракосочетание и устраивать свадьбы по общепринятым в стране стандартам, хоронить своих покойников по христианскому обряду. В последние годы советского периода наблюдалось возрождение интереса к национальной культуре и к языку. В 80-е гг. в тофаларских поселках были созданы Центры этнической культуры, национальные фольклорные ансамбли, стали проводиться ежегодные национальные летние игры, начался процесс возрождения национальной культуры.

По сути, тофалары представляют сейчас один из старейших этносов Саян, но с измененным образом жизни, с создаваемой заново материальной, бытовой и духовной культурой, представляющей фактически симбиоз некоторых черт традиционной культуры и видов хозяйственной деятельности с новыми, русскими по происхождению. Однако этот их новый образ жизни и культура находятся пока еще в стадии становления.

Язык и письменность

Изучение тофаларского языка началось в середине XIX века. Тофаларский язык относится к саянским языкам и входит в восточно-хуннскую ветвь тюркских языков. С ХVII в. установились тесные контакты тофаларов с русскими, что также нашло отражение в тофаларском языке, в его лексике и в языковой ситуации в Тофаларии в целом. 
До революции при кочевом образе жизни доля тофаларов, преимущественно мужчин, владевших русским языком, была незначительна и он не оказывал большого влияния на их родной язык. Помимо русского, тофалары владели бурятским языком, так как имели тесные контакты с бурятами.

После революции и особенно с 1930 годов, когда тофалары были принудительно переведены на оседлость и поселены в поселках Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха вместе с русскоязычными переселенцами, а их дети пошли в русские школы, где школьное преподавание было организовано только на русском языке, началась значительная культурно-языковая ассимиляция тофаларов в русской среде.

Тофаларский язык мог исчезнуть, так и оставшись неизученным белым пятном. В 1990 году начинается изучение родного языка в детских садах и школах Тофаларии. Но в настоящее время, несмотря на создание тофаларской письменности, попытки организовать изучение тофаларского языка в начальной школе, попытки возрождения национальных традиций и обрядов, в целом направленных на защиту и сохранение тофаларского языка и культуры, социальные функции и социальная база тофаларского языка продолжает сокращаться. Все эти обстоятельства, к сожалению, свидетельствуют о том, что тофаларский язык можно отнести к категории умирающих языков.