Намгар Лхасаранова: «В такие места всегда тянет обратно»

Этно-группа «Намгар» вновь подарила жителям Прибайкалья возможность насладиться своим творчеством. Концерт прошел 30 октября в клубе-ресторане «Эстрада», где нам удалось взять интервью у обладательницы уникального голоса и исполнительницы традиционных бурятских песен — Намгар Лхасарановой. 

  

 

Творчество Вашей группы основано на наследии кочевых народов Монголии, Бурятии, Южной Сибири. А из какого уголка необъятной Сибири Вы? Откуда Вы родом и где начинается ваша история?

- Я Агинская бурятка, дочь чабана, родилась на реке Онон. Это очень красивые степные просторы Забакайкальского края. 

«Намгар» в переводе с тибетского языка означает «белое облако». Вашем именем названа группа. Расскажите, кто Вам дал такое прекрасное имя? 

- Имя дала мне моя бабушка, папина мама, которой сейчас уже нет. Тогда оно было очень редким и я никого не встречала с таким именем, а сейчас его носят много молодых девушек. В Монголии я часто встречаю мужчин по имени Намгар. Подозреваю, что это все-таки мужское имя, а имя как я думаю, оставляет какой-то отпечаток на характере человека.

Поделитесь, с какого момента начался Ваш творческий путь? Кто Вас на него направил? Кто привил любовь к музыке?

- Мы же все буряты поем, каждый бурят поет, и папа у меня поет, поэтому я выросла, слушая народные бурятские мелодии. А Вот народной музыкой в современном обрамлении я начала заниматься, когда уже встретилась с Евгением. Меня тогда направили работать в филармонию, мы там познакомились, потом поженились и стали работать совместно. Так как он слушает рок-музыку, а я выросла на традиционной у нас получается вот что-то такое интересное и необычное. 

Группа «Намгар» основана в 2001 году. Расскажите, как она создавалась? Кто был инициатором? И что способствовало созданию этно-группы?

- В молодости я пела эстрадные песни и в Москву поехала учиться на эстрадно-джазовый факультет, джазовый вокал. Там совершенно случайно судьба свела меня с очень известным продюсером культовой группы «Квартал» Артуром Пелявиным. Его сейчас уже нет в живых, его давно не стало, случилась трагическая катастрофа. Вот он, когда меня услышал, сказал такие знаменательные слова: «Зачем ты поешь эстрадные песни? Пой народные, у тебя же народный голос!». Вот таким образом он собрал нас в группу, меня с Евгением и двух монгольских студентов. Мы везде ходили репетировали, где-то даже выступали. Знакомил нас со всеми звездами того времени и с Макаревичем, и с Дибровым. Все, что он создал потихоньку развивалось, мы двигались, и вот живем. 

В какой момент группа «Намгар» вышла на мировой уровень? Как Вас приняла Европейская публика?

- Сказать, что это был определенный какой-то момент не могу. Все было постепенно, как говорят «вода камень точит». Это каждодневный тяжелый труд, на самом деле, все время нужно быть в форме, нужно быть готовым к разговорам, встречам, приглашениям. Всем — и художникам, и артистам, и музыкантам нужно ездить показывать себя. Для этого по всему миру бывают ярмарки в разных направлениях, разных жанрах. И вот мы ездим на такие ярмарки, нас видят, нас запоминают. 

- В Европе, в других странах нас принимают очень хорошо, потому что бурятская музыка она все-таки разная, интересная. Мне самой, например, петь бывает очень любопытно и сложно некоторые иркутские мелодии учить, так как для меня ближе восточный бурятский, более прямой степной вокал. Вот иркутская мелизматика или тункинская очень сложно дается, у меня из-за этого к ней большой интерес. И я представляю насколько публике из Европы, Китая или Кореи интересна и любопытна наша бурятская музыкальная мозаика. 

В творчестве группы удачно сочетаются народное и горловое пение кочевых народов, их национальные инструменты с современными музыкальными жанрами. Поделитесь, где вы берете творческие идеи? Откуда к Вам приходит вдохновение?

- Я точно знаю, что не надо лежать и ждать вдохновения, надо себя подстегивать и заставлять каждый день что-то делать. Вот Евгений, он такой, каждый день берет чанзу или бас гитару занимается, играет, и, когда я напеваю ему, у нас рождается наша музыка. 

- Очень люблю фольклор, люблю слушать монгольских певцов, редко, кто может так петь; слушаю всех бурятских и шэнэхэнских певцов. Сейчас много азиатской, интересной корейской музыки, отсюда и возникают красивые идеи. Когда слушаешь, все равно что-то откладывается, остается в голове, а потом начинаешь творить и по-своему все расцветает. 

Сегодня Вы выступаете в Иркутске в третий раз. Как Вам наша Иркутская публика?

- Мы в прошлом году играли в Филармонии, и для нас было очень удивительно, что в зрительном зале было всего 3 - 4 бурята. Нас очень хорошо принимали. Нам очень нравится в Иркутске, мы часто бываем на Ольхоне, мечтаем побывать в Усть-Ордынском, потому что в конце 80-х мы гастролировали по всем деревням Усть-Ордынского Бурятского округа, поэтому вот это желание, мечта вернуться, она есть. Знаете, всегда страшно выступать перед своими, это большая ответственность, и не можешь полностью раскрепоститься, но вот этот теплый прием, когда я вижу, как слушают, чувствую, как отдают свою энергию, от этого душа наполняется и появляется радость. Вот в такие места всегда тянет обратно. 

Вы не могли бы поделиться с нами своими творческими планами, замыслами? Возможно, это будет новый альбом, гастроли, турне или масштабный проект?

- Мы уже два года планируем записать альбом, у нас накопилось очень много песен, но так как мы все время ездим, работаем, у нас никак не хватает времени, не получается организоваться. А гастроли всегда, они есть, поэтому без этого никак. Конечно, иногда устаем, но присутствует большая отдача, которую получаем от публики, бесконечный такой путь. 

- Сейчас мне очень хочется ездить только по деревням, например, в прошлом году мы гастролировали по Агинскому Бурятскому округу, и это настолько другая публика, другие отношения..., совершенно другая атмосфера.

Расскажите о чем будет новый альбом? Какие ждать песни? 

- Хочется немного помягче музыку, чем та, которую мы играем сейчас и больше рассказов о жизни, о судьбе человека. Возможно будем использовать новые инструменты. Параллельно поступает много предложений о совместных проектах с электронщиками. Думаем, если публике нравится, надо самим выпустить что-то такое танцевально-электронное, что заинтересует молодежь. 

Возможно, у Вас есть какие-то пожелания, наставления современному молодому поколению бурятского народа?

- Сейчас когда общаюсь с молодыми людьми, я очень боюсь заговорить на бурятском, так как в основном они не понимают и не знают родного языка. Хочется отметить, что кавказкие, тувинские, якутские народности, да практически все, знают свой язык, вот только мы, буряты, исключение. Для меня это очень больной вопрос, и все говорят, что виноваты детский сад, школа, но я твердо уверена, что только мама. Вот наш сын вырос в Москве, ходил в Московский садик, где не было ни одного бурята, и тем не менее он говорит со мной на бурятском языке, прекрасно понимает, поэтому любовь к родному языку с детства должна прививать мама. 

   

Творчество «Намгар» - это эхо голосов предков кочевых народов, которое звучит в памяти гор и степей Центральной Азии. Этно-группа «Намгар» не только сохраняет традиционный бурятский фольклор, но и преподносит его в новом звучании, сочетая народные мотивы с современными музыкальными жанрами.